Вверх страницы
Вниз страницы

Malleus Maleficarum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Malleus Maleficarum » Аccidentia archives – Архивы отыгрышей » Станет ли тайное явным?


Станет ли тайное явным?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название эпизода: Станет ли тайное явным?
2. Время действия: Андреа 15 лет, несколько месяцев после похорон Френка Верте
3. Место действия: Дом, где живут Виттория и Андреа, комната Андреа
4. Участники: Виттория Верте, Андреа Верте
5. Краткое описание: Новая идея Энди - выяснить, кто же его настоящий отец и жив ли он.

+1

2

Все считают важным сказать, что нужно просто принять его смерть. Что время вылечит, оставив лишь едва заметные шрамы и улыбки от теплых воспоминаний. Что все будет хорошо, ведь у Андреа еще осталась его самая лучшая мама на свете. Такая сильная и любящая, которая тепло улыбнется и станет чуточку легче.
- Лжецы! - вскрикнул юноша, отшвырнув от себя учебник по алгебре. Тот с глухим стуком ударился о дверь комнаты и упал на пол, закрыв нужные страницы. Легче не становилось от слова совсем. Что все эти люди могут понять в той буре чувств, что испытывал юный Верте? Ни-че-го. Прошло уже несколько месяцев со смерти приемного отца, а спокойствия не наблюдалось и близко. Ведь волновал Андреа не только неожиданно покинувший этот мир Френк, но и страх того, что и его настоящий отец тоже уже давно мертв. А ведь он даже не знает, кто этот человек! Есть конечно вариант, что это, все же, Марио, первый мамин муж, но Верте сильно в этом сомневался. Он не мог толком объяснить почему сомневался. Может из-за того, что от Марио в нем не было вообще ничего, может потому, что тот ему не нравился. Андреа знал, что несколько лет они жили вместе, но этого времени не помнил - уж слишком маленький был. А по фотографиям он не испытывал к этому человеку абсолютно никакой симпатии.
Глубоко вздохнув, юноша попытался успокоиться и, решительно встав с кровати, подошел и поднял валяющийся учебник, крепко в него вцепившись, будто тот спасет его от мрачных мыслей и успокоит вулкан эмоций внутри. Еще пару минут простояв просто смотря на закрытую дверь его комнаты, Андреа еще раз вздохнул. Хватит откладывать этот разговор. На вопросы нужно получать ответы. Даже если тебя они не устроят. Открыв дверь, юноша достаточно громко крикнул:
- Мама! Ты где?

+2

3

Милый добрый Френк, который столько для них сделал. Его теперь не было... О, завывать кликушей она вовсе не собиралась, да они оба и не скрывали, что между ними никогда не было любви, лишь теплая привязанность и нежная дружба.  Но и ее оказалось достаточно, чтобы Андреа был очарован Френком и воспринял его как отца. Тем болезненнее оказался этот неожиданный инсульт. Вечная Невеста, хоть ты нас не оставляй! Сын никогда не знал, кем была его мать, считая ее игрушки чем-то вроде фэн-шуй. Тем легче было некромантке отговориться. "Мама! Где ты?!" Гневный окрик заставил встрепенуться и пойти наверх. Скрипнула открывающаяся дверь.
- Энди, ты звал меня? - Спокойно улыбнулась с легким оттенком грусти, столь привычной за эти месяцы. Сев на слегка помятую кровать, она разгладила уголок покрывала рукой и посмотрела на взъерошенного сына - Ты чем-то взволнован? Что еще случилось, caro?
Какая еще напасть свалилась на их головы, терзая и без того уставшие души и сердца новой болью? Разве насмешнице судьбе недостаточно? Или же этот вечный кредит за счастье видеть сына она будет выплачивать бесконечно?

+1

4

Будто по-волшебству, мама тут же пришла в его комнату. Еще с детстве Энди восхищался этим: матушка всегда оказывается рядом, когда она так сильно нужна. Нужно было только один раз позвать её и все страхи уйдут, а проблемы исчезнут будто их и не было. Но Андреа уже не маленький ребенок, да и сказки о волшебстве поставлены на дальние полки и давно не доставались.
- Энди, ты звал меня? - юноша безошибочно увидел грусть в глазах матери и непроизвольно вздрогнул от вспышки ненависти к себе. Как он может заставить эту прекрасную женщину еще больше страдать? Ведь не просто так она скрывает имя его отца... А если ей будет еще больнее? И принесет эту боль её собственный сын, не умеющий думать о других. - Ты чем-то взволнован? Что еще случилось, caro? - от этих нежных слов стало еще хуже и Андреа достаточно сильно прикусил нижнюю губу, чтобы привести себя в чувство. Вновь вздохнув, юноша аккуратно положил учебник на стол, сделал пару шагов по комнате туда-сюда, оттягивая время начала разговора, и неуверенно произнес:
- Ты только не волнуйся, ладно? - - и тут же дал себе мысленный подзатыльник. Естественно, что после этих слов она будет волноваться еще больше. Ты и так ведешь себя как ненормальный. Успокойся и возьми себя в руки, тряпка, сам себе внушал парень, аккуратно садясь рядом с матерью на кровати. - Я... Как ты себя чувствуешь? Мне... Мне очень нужно кое-что у тебя спросить, но если ты не хочешь сейчас разговаривать, то ничего страшного, я могу и потом узнать или вообще больше не спрашивать, я правда не знаю... - под конец речи парень чуть ли не начал задыхаться от непривычно быстрой речи, поэтому взял небольшую паузу, собирая мысли в кучу. - Прости... Просто я немного нервничаю, - тихо проговорил Андреа, вздохнув, опустив голову и сцепив слегка трясущиеся руки в замок.

+1

5

Энди говорил быстро, словно стараясь скорее сказать, и не испугаться собственной смелости. Ну, разумеется. Она почти пятнадцать лет, с тех пор как он заговорил, ждала этого момента.  Это раньше прокатывали подарки от "далеко работающего" папы и даже телеграммы. А теперь мальчик вырос и хочет ответов на мучившие его вопросы. Волновалась ли она? Безумно. Кто знает, как сын воспримет ее юношескую глупость?
- Во-первых, выдохни и присядь. Я, кажется, понимаю, о чем ты хочешь поговорить - Разговор будет весьма тяжелым. И вовсе не потому, что женщина не хотела говорить, а потому, что она не знала, кем вырос тот задорный парнишка. Внешне то знала...Пять лет назад, в парке, когда Энди разбил все локти и колени, они встретились. Но и тогда она не призналась ему в том, что Архистратиг видит не обыкновенного мальчишку, а собственного сына перед собой. Но вот кем он стал, чем занимается, каким он стал, она не знала. И искать его, допускать в свой мир... А зачем? Им с Энди и без того неплохо. Кто-то третий несомненно нарушит маленькую хрупкую Вселенную, которую она с таким трудом выстраивала в этом доме.  -  Спрашивай. Спрашивай, но не делай поспешных выводов из моих ответов, Андреа.  Вспомни о том, что я была глупой молоденькой девочкой.

+1

6

Во-первых, выдохни и присядь. Я, кажется, понимаю, о чем ты хочешь поговорить, - парень на автомате кивнул и решил, что сесть поудобнее не помешало бы. В который раз нервно вздохнув, Андреа чуть отодвинулся от матери и сел по-турецки, всем телом повернувшись в сторону матери. В детстве он очень любил в такой позе слушать книги, которые ему читали вслух. Будто очередную сказку слушать собрался, чуть улыбнулся Энди своим мыслям и заметно успокоился, вновь взглянув на маму. Она была готова дать ему ответы на его вопросы и это так сильно грело душу, что хотелось прямо сейчас расплакаться от любви к матери, которая, Андреа уверен, будет его единственной опорой на всю его оставшуюся жизнь. Когда же Виттория заговорила о том, чтобы ребенок не судил её за поступки прошлого и не делал поспешные выводы, юный Верте с возмущением взглянул на неё.
- Мама! Ничто и никогда не посмеет осудить тебя за твои поступки. Мы состоим из этих поступков и из хороших, и из плохих. Это абсолютно нормально, - твердо закончил Андреа, вновь обретая свою подростковую уверенность и полностью успокаиваясь. - Мой настоящий отец... Он жив? - решил больше не тянуть кота за хвост юноша, не сводя с лица матери взгляда. Ответ на этот вопрос имел для юноши приоритетное значение. Я могу никогда его не увидеть и не узнать имени, но если он еще жив мне будет этого достаточно, сам себя заверил Верте. Страх этого разговора сменился на предвкушение от него же.  Именно сегодня он сможет ответить на некоторые свои вопросы. Он сможет лучше понять себя и маму, а это для Андреа дорогого стоит.

+2

7

"Мой настоящий отец... Он жив?" Робкая надежда в голосе сына не дала бы... Она бы не посмела соврать. - Был жив пять лет назад. Тогда я видела его в последний раз. Да и ты тоже его видел. Помнишь, мы ходили в парк перед киносеансом о твоем любимом Поттере? И ты рассаднил себе все колени и локти еще на этой доске. Тогда ты чуть не врезался в мужчину... И пытался меня защитить. - тяжелый вздох сорвался с губ женщины. Она чуть прикрыла глаза, возвращаясь в тот яркий день, когда они встретили Микаэля. Вот Энди падает со скейта и фырчит, что не маленький. А вот едва не врезается в собственного отца - Это и был твой отец. Кроме того, что его зовут Микаэль, я ничего точно о нем не знаю. Подозреваю, что он выпускник какой-то военизированной структуры вроде Сандхерста. Однако, он слишком часто упоминал Бога в тот день. Возможно, он стал. - пауза - Инквизитором. - Женщина замолчала, давая сыну принять и переварить информацию.  Не каждый день узнаешь, что твой отец истязает в подвалах людей. Новую Инквизицию закономерно не любили в обществе, СМИ старались раздуть образ Темных и Ужасных. Но Тори умела мыслить критически и читать между строк всегда.

+1

8

Андреа так и застыл на месте. Взгляд с предвкушающего медленно превращался в недоверчивый.
- Не может быть... - тихо проговорил парень, пытаясь осознать реальность всей ситуации. Значит, я не просто узнал, что мой отец жив, но, оказывается, в детстве еще и увиделся с ним. Да я счастливчик! Энди нервно провел рукой по волосам, переведя взгляд с матери на дверь. - Хочешь сказать, что он настолько... - юноша резко вздохнул, выражая негодование, - настолько... труслив, что не поздоровался с собственным сыном? - гнев вскипел в юношеском, подверженном гормонами, теле, вырываясь на волю злыми словами. Резко вскочив с кровати, Андреа начал мерить шагами комнату, все больше злясь. Он шаг за шагом вспомнил ту встречу, благо, что феноменальная память ему в этом помогала. И все больше распалялся. О, будь этот мужчина сейчас здесь, подросток с неустойчивыми эмоциями явно многое ему бы сказал, даже не смотря на то, что он мог бы являться Инквизитором. Андреа помнил, что мужчина, похоже, маму узнал, да и мама на него тогда странно реагировала. Но детский ум не сопоставлял эти особенности и просто подстраивался под ситуацию. И тут Верте остановился и взглянул на мать. Что-то не сходится. Что-то очень важное. - Мам... А он вообще обо мне знает? - внезапно тихим и хриплым голосом произнес Андреа. - Скажи, что он знает! - плюнув на все, парень сел прямо на пол, уже заранее зная ответ. Не знает. Этот мужчина, лицо которого теперь он будет помнить всю свою оставшуюся жизнь, не знает о нем. Маму здесь не в чем винить. Наверняка были серьезные причины не говорить. Может этот мужчина вообще детей ненавидит и убьет любого своего потомка. Кто их, Инквизиторов, знает.
- Как ты с ним познакомилась? - резко перевел тему Андреа, не желая даже представлять хорошую концовку его жизни, при которой этого мужчину он бы называл отцом. Сейчас он все равно посторонний мужчина, который, похоже, достаточно сильно маму обидел. А значит хватит сказок.

+2

9

- Андреа, нет! Не смей! - Женщина сжала в руках хрупкую фарфоровую фигурку собачки, которых коллекционировала с юности. Град вопросов заставил ее как-то сжаться и замереть, словно боялась удара - Нет... Он и не знал никогда. Тот вечер был единственной нашей встречей. Больше мы не виделись. - Подняв голову, она откинула волосы с лица и стали заметны покрасневшие глаза с невыплаканными слезами. Мальчик вырос и так быстро научился рубить с плеча. Но обвинить всегда легче, чем защитить.
- Не вини его, если бы он знал, я уверена, мы бы поженились. Но я тогда сбежала, а он не стал искать. - Пожала плечами и глубоко вздохнула, успокаивая истерику, которая горьковатым комом подступила к глотке и сажала голос - Я не хочу, чтобы ты говорил себе "мой отец плохой". Ты его не знаешь, я его не знаю, чтобы так утверждать.  Судьба часто шутит и может так статься, что однажды Вы познакомитесь. Не буди в себе предвзятое отношение к людям, Энди. Так жить попросту нельзя. - Она была вынуждена спуститься на ковер и обнять сына, заглядывая в его глаза. Карие... с золотыми искрами. - А если ты хочешь знать, что в тебе от него, я скажу. Глаза, Энди. Карие, чуть строгие и с золотыми искорками смешинок. В тебе его упрямство, его улыбка.

+1

10

Андреа знал, что не нужно было начинать этот разговор. Идиот. Добился, чего хотел? Доволен? Знал ведь, что ей и так будет больно, еще и истерику устроил на ровном месте. Не таким они тебя воспитывали, соберись! Возможно именно этот всплеск эмоций помог, наконец, услышать мать и начать анализировать, а не поддаваться подростковым эмоциям. Действительно... Не знал, но могли бы пожениться...
- Прости, мам... Я такой дурак... - юноша крепко обнял мать, спрятав лицо у нее на плече, когда та опустилась к нему на пол. А если ты хочешь знать, что в тебе от него, я скажу. Глаза, Энди. Карие, чуть строгие и с золотыми искорками смешинок. В тебе его упрямство, его улыбка. Виттория никогда не узнает, что с этого момента каждый раз, как Андреа видел себя в зеркало, он прокручивал в голове эти слова. Раз за разом. Интонация, паузы, чуть сорванный из-за сдерживаемых слез голос. Все это слышал Верте смотря в свои карие глаза в зеркале. Но сейчас, задевшие за живое слова вылились лишь в слабый кивок. У него есть что-то от настоящего отца. Хорошо это или плохо? Насколько похожим он станет на того мужчину и как сильно это ранит маму? Юноша не мог, да и не хотел отвечать на эти вопросы. Будь что будет. - Прости... Я правда не хотел себя так вести. Не плачь, пожалуйста... - тихо попросил Андреа, понимая, что ни один отец в мире не должен становиться причиной слез его матери.Она должна плакать лишь от радости и счастья. И то не много. - Мам... Спасибо, что рассказала. Мне действительно стало намного легче и я рад, что мой отец жив. Каким бы он ни был. И кем бы он ни был, - Андреа чуть отстранился и улыбнулся матери. - Ты лучшая мама в мире.

+2

11

Мягко касаясь рукой, уткнувшегося в ее плечо сына, перебирая волосы, женщина чуть растерянно улыбалась. Он так быстро вырос и научился делать собственные выводы. А она и не заметила как пролетело время. - Все хорошо. Твои вопросы были вполне ожидаемы. Не скажу, что воспоминания были приятны, но вопросы закономерны и ожидаемы. - Ласково касаясь губами затылка, распушила две такие непослушные прядки и вздохнула, замолкая. Она любила вот так молча с ним сидеть и думать каждый о своем, глядя вверх. Хотелось верить, что про них еще помнят. Как там говорят церковники? "Господь не посылает испытаний, которых вы не в силах вынести". Значит, это тоже испытание... Только и всего. И ей надлежит снова выходить с честью из боя, даже проиграв его подчистую. Ласково гладя сына по спине, отстранила и заглянула в глаза - Тебе не за что просить прощения...И спасибо. За то, что понял и вообще. Я все же считаю тебя умным, предполагать отцовство Марио ты не мог и в страшном сне. Я еще вот от наркомана не рожала - Фыркнув, женщина картинно закатила глаза и состроила невероятную брезгливую мордочку. - Ты анатомию учишь и прекрасно знаешь, чем такие залеты кончаются. 

+1

12

- Ма-а-ам! - недовольно протянул Андреа на её реплику о его изучении анатомии, затем задорно рассмеявшись. - Ты представить себе не можешь, как часто я думал о Марио в качестве отца и содрогался от ужаса, - юноша, полностью успокоившийся и вернувший контроль над эмоциями вновь тепло улыбнулся. - Зато теперь я смогу узнать отца в толпе людей. В детстве я частенько смотрел в лица других мужчин и спрашивал себя "Это он?". А потом сам себе отвечал, что нет, это не он, - Андреа говорил тихо и спокойно, тепло улыбаясь. - Но теперь я знаю даже больше, чем ожидал. Это здорово. Слушай, мам, а давай завтра пойдем гулять в тот парк? - Верте задорно посмотрел на мать. - Мы давненько никуда не выбирались после... - юноша чуть погрустнел, вздохнув, - смерти Френка. Думаю, он не был бы рад тому, что мы заперлись в доме и выходим только когда это очень нужно. Решено. Завтра идем гулять.
Андреа, резво подскочив на ноги, помог подняться матери, схватил со стола несчастный учебник алгебры и радостно принялся за незаконченное домашнее задание. Не думай, Френк, что раз я узнал что-то о своем настоящем отце, ты для меня стал никем. Слишком много ты для меня сделал и слишком сильно я любил тебя, представляя, что ты и есть мой папа. Спасибо тебе за все. Спасибо.

+2


Вы здесь » Malleus Maleficarum » Аccidentia archives – Архивы отыгрышей » Станет ли тайное явным?