Вверх страницы
Вниз страницы

Malleus Maleficarum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Malleus Maleficarum » Nunc et usque in aeternum - Теперь и навсегда » - И шо-таки ви себе думаете? (11.06. 2022)


- И шо-таки ви себе думаете? (11.06. 2022)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название эпизода: - И шо-таки ви себе думаете?
2. Время действия:11.06. 2022
3. Место действия: Институт, где учатся Верте и Толиман
4. Участники: Джонсон, Андреа Верте, Толиман, Гольдман - НПС
5. Краткое описание: Лекция у Гольдмана студентов Джонсона. [AVA]http://sd.uploads.ru/Pq6it.jpg[/AVA]

0

2

Была у Джонсона одна из многих дурных привычек. Заворачивать иногда еврейские фразочки с далеко не еврейско-английским юмором. И заметьте, он не был в этом виноват! Во всем был виноват его преподаватель педиатрии, Иосиф Гольдман, человек потрясающего профессионализма из города - бульона Одессы. Вот и в этот раз встретиться с коллегой было лишним удовольствием. Пару дней назад в кабинете Гольдмана раздался телефонный звонок и преувеличенно бодрый и противный от счастья голос Джонсона торжественно сообщил, что несчастного Йосю ждут-не дождутся сорок идиотов в Университете Естествознания на его лекции.
В день, когда Гольдман был приглашен к лекции, Джонсон лично прошелся по аудитории за два часа до начала лекции, вызвал технические службы и заставил все перемывать и начищать до блеска. Он еще помнил, как Гольдман выдал одной из их сокурсниц "Больному ***м, а мне рыбу фиш и пинту темного эля" за пятно на халате.
Входящие студенты могли узреть картину из старого мультфильма про миньонов. Куча желтых человечков ползала по углам, выгребая и отскабливая. Аудитория сверкала как новенькая монетка. В принципе, и сам Джонсон сиял новеньким центом, что начинало внушать опасения. - Доброе утро, балбесы. - Распахнул картинно объятия. 
Староста аж в сторону шарахнулся от такой приветливой картинки - Что за нахрен? - Недоуменно воззрился на Верте, мол, скажи уже хоть что-нибудь.

+2

3

После собрания Толиман удалось немного поспать, но даже дикий недосып не мог сравниться с тем, что творилось в ее голове. Собираясь по утру в университет, она все прокручивала слова Сириус и содержание таинственного сообщения, отправленное всем членам ковена. Оставалось надеяться, что ее предложение заглянуть во временное пространство, будет одобрено. Но позже, сейчас нужно мгновенно, по щелчку переключаться на дела насущные, на учебу. Быстро причесавшись, девушка на скоро заплела себе косу, надела белую майку, джинсы и на плечи накинула персикового цвета пиджак. Безусловно, быть элегантной и изящной она могла, но не сегодня, когда мысли роются в голове совсем об ином. Захватив сумочку, прежде сложив туда необходимые канцелярские предметы, косметические средства, телефон и кошелек, Райна выскользнула из дома, вразвалочку направляясь по лестнице вниз и прикидывая варианты тем на сегодняшней лекции.
Выйдя на улицу, девушку благодарно встретил чуть прохладный, но ласкающий ветерок, окутывающий своей невидимой вуалью это хрупкое девичье тело и бодрящий каждую клеточку ее организма. По пути к своей любимой кофейне, она наслаждалась этой утренней безмятежностью и легкостью, не было в нем привычной серости и обыденности, даже редкие лоскуты тумана расстилались по земле нарочито узорчато. Ведьма с любопытством рассматривала их, улыбаясь и ощущая, как плечи понемногу опускаются, расслабляясь. Эта маленькая утренняя сказка была необходима ей, это приветствие природы было значимо для нее сегодня, поэтому, закупившись тремя стаканчиками кофе, девушка бодро зашагала в сторону университета, хотя и пришлось поймать такси до конечного пункта назначения.
Оказавшись на месте, Райна, воодушевленно напевая себе что-то под нос, добралась до аудитории, откуда послышался знакомый голос преподавателя, и улыбнулась, встрепенувшись.
- Всем доброго утра, - дружелюбно воскликнула девушка, метнувшись сначала до преподавательского стола и поставив один из имеющихся стаканов кофе, затем, развернувшись, и все также спокойно и размеренно прошлась до парты, плюхнувшись рядом с Верте. - Не возражаешь? Это, кстати, тебе, взбодрись, лекция обещает быть интересной, - пролепетала ведьма, толкнув того не сильно плечом в плечо, отставила свой кофе и стала доставать из сумки необходимые принадлежности. Конечно, Райне и в голову прийти не могло, что ее такая забота может вызвать у кого-то вопросы и определенно создаст нелепые слухи за спиной, но ей было плевать, по сути, если ведьма и делала что-то, то это был только ее посыл, никакого двойного дна. Однако сияющий Джонсон студентку немного настораживал, она подняла на него взгляд и в изумлении изогнула точеную бровку, ожидая какого-либо подвоха, хотя знала, что на деле он не всегда такой бука, как в прошлую их лекцию.

+2

4

Знаете, что? Верте не выспался. Чертова головная боль отказывалась проходить даже после таблетки, которая "вылечит любую боль за 15 минут". Четыре часа, мать вашу, четыре! Это было время, когда я мог поспать, грустно вдохнул Верте, пнув попавшийся под ногу камушек. Чертова дипломная работа. Сколько с ней мороки. Будто эта бумажка покажет, какой я специалист. Отправьте меня на раскопки и уж тогда думайте, давать диплом или нет. Именно поэтому, решив, что ложиться подремать полчаса бессмысленно, Андреа оделся, собрал рюкзак и пошел гулять в парк у университета. В такую рань на улице было еще прохладно, и юноша готов был начать молиться всем богам о том, чтобы хоть это помогло привести себя в чувства. Уснуть на одной из лекций будет не самым лучшим вариантов развития событий.
К моменту, когда уже стоило бы пойти на лекцию, Верте был готов. У чему именно: убийству или совершению подвига, парень еще не решил. Но точно готов. Глубоко вздохнув, юноша поплелся на одну из почти самых "любимых" лекций. По первой медицинской помощи. О, великий профессор Джонсон таки смог добить парнишку и тот, теперь, не блистал энтузиазмом при встречи с ним. Но ходил, записывал и не задавал вопросов, а то мало ли, профессор вновь расстроится и начнет язвить, а однокурсники весь оставшийся день ныть о "несправедливости". Именно поэтому, зайдя в кабинет, Энди даже смог не удивиться всему внутри происходящему. А вот проигнорировать слишком счастливого Джонсона, находящегося на грани истерики старосту, а так же картинные объятия профессора, будущий археолог не смог.
- Утро добрым не бывает. Профессор, Вы ведь помните, что рабство давно запрещено? - парнишка кивнул головой на "миньонов". - Вы хоть похвалите бедолаг. И не пугайте нашего старосту. Он юмор не очень понимает, а нам нужен живым и относительно вменяемым, иначе договариваться с деканатом отправим Вас.
- Что значит, не понимаю... - возмущенно начал староста, но Андреа подтолкнул его к первой парте, мол, я спас тебя, вот и молчи.
Пока Джонсон отвлекся на что-то постороннее, Верте, фыркнув, прошел на свое любимое место в этой аудитории, сел за стол и, достав тетрадь с ручкой, тяжело вдохнул. Как дожить до вечера, если ты идиот? сам себе задал парень вопрос, прикрыв глаза.
Открыл он их только тогда, когда услышал рядом с собой звонкий девичий голос, принадлежавший его новой знакомой. Та, улыбнувшись, пожелала ему доброго утра и даже поставила перед юношей стаканчик с кофе.
- А ты все так же бодра и весела, - чуть улыбнулся Энди, взяв стаканчик в руки. - Спасибо за кофе, ты просто чудо, - сделав первый глоток, парень довольно вздохнул. - А насчет лекции не знаю... Пока что, все происходящее, меня лишь напрягает. Профессор вряд ли сжалится над "балбесами" и перестанет проходиться по умственным способностям всех археологов, - Энди чуть пожал плечами. - Да еще и явно какую-то гадость придумал, точно тебе говорю.

+2

5

Азой фил рицн’эйл золсту ойстринкен.* - Именно это пронеслось в голове уроженца веселого русско-украинско-греческо-турецко… и еще много какого город Одессы, когда он додумался пару дней назад поднять трубку и услышал мерзко-радостный голос одного из своих прошлых студентов. И, разумеется, это пожелание – очень-таки от души, хотя и не произнесенное вслух, относилось именно к этому балбесу, которого «старый наивный еврей» очень надеялся больше никогда не видеть. И вовсе не потому, что они были непримиримыми врагами или Джонсон был непроходимый дуб. Даже, скорее, наоборот – настолько друзьями, насколько это возможно между преподавателем пары курсов и студентом, обожающего не только свою будущую – тогда еще будущую – специальность, но и разного рода подколки. А сведите вместе валлийца и еврея… 
- И тебе шоб просквозило до поносу. – Миролюбиво поздоровался доктор Гольдман со своим любимым учеником. – И шо тебе-таки надо со старого усталого еврея, бронхолегочная ты инфекция? – А услышав – «шо-таки надо» - чуть не взвыл. - Джонсон, а ты, часом не еврей? Совесть еще в детстве на что променял с таким гешефтом?
Джонсон ответил, что совесть он ни на что не менял, а хочет преподать урок своим уже балбесам… Короче говоря, доктор Гольдман, выбрав свободный от клиники день, появился на пороге института, где преподавал Джонсон.
Дождавшись, пока прозвучит звонок на занятие, старый еврей вошел в аудиторию и закрыл за собой дверь. То,  что могут быть опоздавшие, он не беспокоился – сами себе виноватые будут. Пару минут он стоял тихо, осматривая новых «охламонов и балбесов», а потом шагнул к профессорской кафедре. – Ну-таки здрасьте всем. – Произнес он с непередаваемым картавым акцентом, где буква "р" проглатывалась и слышалась как "г". – Шо не вижу за энтузиазм в глазах?  Ежели кому-таки не интересно, таки тут не галеры, приковывать никто не будет и можете сразу быть свободными с той стороны двери. Но не думаю, шо потом это вам пригодится больше, чем за посидеть и послушать старого умного доктора.
Обычно лекции доктора Гольдмана не походили на цирковой балаган с клоунами, если на них не присутствовал один не в меру языкатый валлиец. Но вот «проверял на вшивость» новую учебную группу  Гольдман именно так, следя за тем – какая будет реакция. Если встанут и уйдут, не желая слушать… Ну что же, держать он не намеревался – пусть потом знания им преподает тот, кто не научил дисциплине. Растеряются и будут молчать… Вариант чуть более удобоваримый- такие и потом будут слушать и, может быть, хоть что-то вынесут из курса. Огрызаться и ехидничать в ответ за всю преподавательскую практику доктору Гольдману рискнули лишь однажды, и это однажды продлилось пару курсов. Подождав немного, старый еврей снова оглядел аудиторию. –  Мине-таки до безумия интересно – кого тут как зовут, потому шо звать  к доске «ей, молодой человек в потертой синей футболке» или «мисс с тремя сережками в одом ухе» - как-то не очень в радость от слова совсем. Мине звать Иосиф Гольдман. «Мистер», «доктор» - это как вам самим будет больше радости, хотя ее я не особо надеюсь найти.
- Это… Что? Кто? – Сдавленно буркнул сидящий рядом с Андреа, староста.

-------------------------
* - Чтоб тебе пришлось пить касторку большими дозами

+3

6

Джонсон кивнул, молча благодаря Райну за кофе. На Верте, цветом напоминающего молодой салат в огороде его приснопамятной валлийской бабушки, хмыкнул. Пока дети общались, а его преподаватель представлялся, Джонсон успел выставить за дверь миньончиков, и искренне пытаясь не ржать и не выстебывать Гольдмана, достал блистер с таблетками и отрезав пару, положил перед Верте. Зеленый, красные склеры, тихо говорит и морщится при шуме, опускает глаза от света. Мигрень. - Ты еще вырасти не успел, а уже умирать собрался. - Негромко прокомментировал и спустился к кафедре, наблюдая за офигевшими студентами. Сегодня их набилось как селедок в бочке, пришлось даже открывать окно через десять минут после начала лекции. Медики прискакали к ним на лекцию, плюнув на гистологию, мол потом выучат. А вот послушать живого врача с практикой всегда интереснее. 
На шепотки и шуршания пришлось обернуться - А ну не списывать. На зачете будете убивать своих пациентов каждый сам. - Кивнул Гольдману, расплываясь в поганой улыбочке. Ох, обожал он с ним лаяться, но не ронять же авторитет профессоров, причем обоих при студентах.

0


Вы здесь » Malleus Maleficarum » Nunc et usque in aeternum - Теперь и навсегда » - И шо-таки ви себе думаете? (11.06. 2022)